Приветствую Вас Гость | RSS

Переводчик китайского в Ухань

Суббота, 23.02.2019, 07:52
Главная » Статьи » Общество

Девушка под душем

Девушка под душем Ощущение такое, будто в твоем боку огнестрельная рана, ты за рулем сверкающего монструозного Buick, который здесь отчего-то очень популярен, машина летит сквозь ночь, омываемая неоновым пламенем и похожая на грохочущий хвост убийственной кометы. Из хутонов, низких традиционных домиков и переулков, торчат небоскребы, вдоль автомобильных обочин растет сакура, моторикши затерялись среди дорогих автомобилей, соцреалистические статуи — среди архитектуры императорского Китая. Девушки модельной внешности соревнуются, у кого короче юбка и моднее маска-респиратор, мужчины, все с  одинаковыми стрижками, покупают жареных скорпионов на шпажке и громко разговаривают. Пекин рябит в глазах, стоит гулом в ушах, сводит с ума и подсовывает обонятельные галлюцинации: что это? Зачем? Что происходит? Что ты слышишь? Что видишь? И чем, черт возьми, здесь пахнет?


В русском языке не существует эквивалента англоязычному названию профессии Ган Лулу и ее младшей сестры — nude model. Дословно это переводится как «обнаженная модель»: в обязанности девушек входит позирование полуголыми для журналов и сайтов, работа на автосалонах, выставках сантехники, открытии клубов и модных показах. Три года назад Ган Лулу прославилась на всю Китайскую Народную Республику — ее фото напечатали все крупные журналы в стране. Три года спустя она остается одной из самых запрашиваемых в Baidu — главном национальном поисковике — китаянок, однако объектом поклонения ее не назовешь. В каком-то смысле Ган Лулу можно сравнить с Ксенией Собчак времен «Блондинки в шоколаде»: ее никто не любит, но оторваться не могут. Сама она, впрочем, не отрывается от трех своих айфонов — ей нет до тебя никакого дела!В начале первого ночи обнаруживаешь себя где-то за Четвертой кольцевой автодорогой Пекина среди бескудниковских высоток в небольшой кофейне, которая должна была закрыться еще тридцать минут назад. Ситуация напряженная: за столом сидит одна из главных знаменитостей Китая — девушка по имени Ган Лулу, ее младшая сестра Ган Маомао, их мама-менеджер Лэй Бинся и переводчица, которая просит называть ее просто Фея. Мерно журчит убогий фонтанчик, сонный официант выразительно смотрит на ваш столик, беседа не клеится. На маме-менеджере очки без стекол, на дочерях солнечные очки в пол-лица, будто бы за окном не непроглядная ночь, разрываемая дальней вывеской McDonalds. Довершают нелепость картинки мохнатая бейсболка Ган Маомао с кошачьими ушками, соломенная шляпа мамы-менеджера и джинсовое кепи Ган Лулу со стразами.

***

В феврале 2011 года Лэй Бинся сняла видеоролик и выложила его в интернет. Веселая и энергичная мать-менеджер решила помочь своей тогда 26-летней дочери Ган Лулу устроить личную жизнь. Короткий ролик снят в большой квартире и начинается с самой Лэй Бинся, врывающейся в кадр, как Джонни Ноксвилл из «Чудаков», который перед очередной идиотской выходкой любит сказать в камеру нечто вроде: «Привет! Это Джонни Ноксвилл, и сегодня мне выстрелят из ружья в лицо». «В наши дни стало модно искать партнеров для замужества через интернет, а моя дочь уже такая взрослая! — причитает женщина, снимая себя на камеру. — Но я не знаю, как это делается, поэтому собираюсь просто загрузить видео». Дальше она рассказывает, что дочь родилась в 1985 году, она телец по знаку зодиака, и требования к будущему бойфренду у нее «средние». Тут слышится крик из душа: «Мама, потри мне спинку!», Лэй Бинся радостно стучит рукой по столу и идет с камерой в ванную. Следующие 41 секунда превратили ее старшую дочь в главную знаменитость Поднебесной. Голая Ган Лулу, стоя в душе, продолжает просить маму помыть ей спину.

— О-о-оу-у-у-у! Сколько тебе лет и ты все еще хочешь, чтобы я помогала тебе мыться? — щебечет мама на камеру, пока дочь, стоя под душем, пытается не намочить волосы. — Я помогаю тебе найти будущего партнера для брака! Бойфренда, чтобы потом вступить брак. Такого, который… который… эй! Скажи им, какие у тебя требования!

Ган Лулу вылезает из душа, так и не вымыв спину, заворачивается в полотенце и на ходу бросает:

— Да просто найди того, кто понравится тебе, понравится мне, кто знает, как мыть других, и этого хватит.

Лэй Бинся смеется:

— То есть просто взять и найти такого, да?

Ган Лулу, уже в спальне у зеркала, переодеваясь:

— Попрошайка тоже подойдет.

— Мы ищем тебе мужа, и то, что ты скажешь, важно!

— Я хочу встречаться с попрошайкой!

— А-а-а, хорошо, если тебя это устраивает. Да, думаю, о’кей…

Мама-менеджер выложила видео в интернет незадолго до Дня святого Валентина, и в Китае случилась массовая истерика. Ролик обошел все китайские соцсети — Ган Лулу попала на обложки и страницы всех известных журналов, стала гостьей главных ток-шоу на телевидении. Вскоре выяснилось, что она уже много лет работает «обнаженной моделью», снимается в кино и сериалах, а мама выступает ее агентом, но особой славы дочь пока не снискала. В интернете же наряду с жгучим интересом и колоссальным количеством просмотров видео началась травля девушки и ее мамы. Китайский интернет вообще место специфическое — Youtube, Facebook, Twitter заблокированы государством, в ходу все доморощенное: вместо Google собственный мегапоисковик Baidu, свои соцсети, блог-платформы и мессенджеры, свои видеохостинги и оторванные от мирового интер-нета мемы. В китайском интернете есть целая мифическая страна 马勒戈壁朝尼族自治区, название которой переводится примерно как «Абанаматский автономный район». В нем живут «лошади из цветочной грязи» и «франко-хорватские кальмары». Также здесь любят фонетические шутки: словосочетание «ланьжоуские пирожки», например, созвучно с «автор мудак», а фраза 金正日是金日成的儿子 и вовсе приводит юзеров в дикий восторг. Вообще-то она означает: «Ким Чен Ир — сын Ким Ир Сена», но поскольку иероглиф 日 имеет еще и значение «трахать», получается: «Ким, который сейчас трахается, — сын того Кима, который свое уже оттрахал».

В общем, в скором времени Ган Лулу и ее маме пришлось записать новое видео, в котором они обратились к гогочущим пользователям.

На ролике Лэй Бинся показывает детские фотографии дочери, чтобы доказать, что она и правда ее мать, и с обидой в голосе говорит, что она либеральная, но хорошая мама и заботится о дочери, а не подбивает ее на нечто постыдное. Ган Лулу сквозь слезы рассказывает, что мама всегда ее поддерживала и День святого Валентина она всю жизнь проводила с ней. «Я не хочу быть как мама и просить кого-то, чтобы ему понравиться. Если я никого не найду, то проведу с мамой всю оставшуюся жизнь. Потому я хочу настоящих отношений», — плачет модель.

 

Вся жизнь Ган Лулу и ее семьи — бесконечная фотосессия. Вот мама-менеджер кормит детей бананами. Почему бы и нет rr1514_063.jpg Фото: Liao Baojun/AFP/East News
Вся жизнь Ган Лулу и ее семьи — бесконечная фотосессия. Вот мама-менеджер кормит детей бананами. Почему бы и нет
Фото: Liao Baojun/AFP/East News

 

В Baidu тем временем появлялось все больше фотографий полуобнаженной Ган Лулу: лоскуты, называемые платьем, еле прикрывают чрезмерно крупную для китаянки грудь, голые ноги, яркие губы. Картинки моментально разлетались по специализированным блогам и образовывали внушительные коллекции и чарты красоты. Последний шаг на пути к популярности был сделан вскоре после слезного ролика: в эфире очередного дурацкого ток-шоу Лэй Бинся без всякой причины с воплями побила полураздетую дочь. В Китае появилась собственная Пэрис Хилтон. Китайцы неприязненно отзываются о Ган Лулу, осуждают ее, говорят, что у нее очень плохая репутация, и при этом с восторгом рассматривают ее новые фотографии и не перестают ее обсуждать. В Китае появилась своя медиалегенда.

В какой-то момент в кафе за Четвертым кольцом пекинской автодороги мне начинает казаться, что передо мной вовсе не Ган Лулу. По крайней мере причины думать иначе появились у меня только к утру. Как и всякая знаменитость, в повседневной жизни Лулу одевается неприметно: сапоги, кожаные черные штаны, желтая мятая рубашка, шуба, блестящее кепи, солнечные очки и пачка сигарет Baisha. Совсем не похожа на свои фотографии. В руках сверкают три телефона, один с отбитыми кусками экрана, другой блестит стразами. Ган Лулу не вылезает из китайского чат-блога WeChat, постоянно фотографирует себя, маму и сестру, не снимая солнечных очков, у нее мужской хриплый голос, и она совершенно не хочет разговаривать. Собственно, она и приходить на встречу не хотела — переговоры длились недели три, постоянно появлялись причины не встречаться, и в последний момент девушка через маму передала: ей надо два часа краситься, а ей лень, поэтому никакой встречи! Лэй Бинся улыбается, много и громко смеется, отвечает за дочерей. Помимо соломенной шляпы и очков без стекол на ней ожерелье из жемчуга размером с грецкий орех и красный наряд с блестками и стразами. Младшая сестра, Ган Маомао, одета в вырвиглаз оранжевый спортивный костюм и прозрачную оранжевую газовую блузку, туфли на толстенной платформе, она постоянно улыбается, подливает всем чай. Семья выглядит так, будто кто-то ворвался в китайскую сувенирную лавку и взорвал ее. Переводчица Фея смотрит на порносемью с нескрываемой брезгливостью; я ничего не понимаю, потому что женщины беседуют по-китайски и до меня доносят лишь общий смысл ответов на мои вопросы.

Первым делом Лэй Бинся благодарит за встречу: «Это судьба, что мы тут все собрались». Пару часов назад семья прилетела из Шанхая, где они проработали большую часть марта, — мама извиняется, что старшая дочь такая замученная и капризная. И постоянно дергает ее, отнимая телефон, после чего Ган Лулу достает другой: «Ну что ты, давай поговорим, поболтаем по-дружески, а?» На пару они рассказывают: до видео из душа Лулу уже 7 лет работала — снималась в кино, но роли были незначительные, и она поняла, что так не прославиться, а потому пошла в модели. Сегодня у нее почти не бывает выходных: в год приходит более 500 предложений о работе, она почти ни от чего не отказывается, часто посещает по несколько мероприятий в день. Автосалоны, выставки кухонных принадлежностей, клубы в Сингапуре, показы… Также Ган Лулу снимается, выступает в театре, проводит выставки и поет, почему бы нет?

Мама и Лулу настаивают: ролик в душе снимался в первую очередь для поиска бойфренда, а не ради славы, хотя и не без этого, конечно, ну и ради веселья.

— Мы хотели найти мужчину, чтобы он принял ее такой, какая она есть, — тараторит Лэй Бинся. — Чтобы ее работа не стала сюрпризом для мужа и он не подал на развод. Мы не думали, что будет такая реакция, потому что моделей много, их не запоминают. А Лулу до сих пор известна, о ней все еще говорят.

— Я не за одну ночь прославилась, — отрывается от чата Ган Лулу. Младшая сестра подливает всем чай. — Я много лет работала до видео.

Семья рассказывает: после видео их стали воспринимать совсем иначе, парни начали писать — но совсем не те, кто хотел серьезных отношений. Фея поясняет: китайское общество весьма консервативно, и в жены девушку с такой профессией никто брать не захочет. Ган Маомао вдруг начинает негодовать по поводу китайских журналистов, писавших гадости про старшую сестру, но мама отрезает: помалкивай.

Лэй Бинся с ее обманчиво добродушным и открытым лицом напоминает колдунью Юбабу из мультика Хаяо Миядзаки «Унесенные призраками». Суровая Юбаба держит купальню «Абура-я», куда приходят духи и призраки, и не терпит лени и тунеядства.

В одном из интервью дочери рассказали, как она гоняет их, устраивает карьеру, стоит за них горой, очень быстро ест и требует немедленно возвращаться к работе. Однажды из-за Лэй Бинся китайский Главлит — Государственное агентство по делам прессы, печати, радио, кино и телевидения (SAPPRFT) — даже приостановил вещание телепрограммы. В эфире телешоу мама-менеджер вдруг начала орать на зрительницу, спросившую, не считает ли она, что фотографии ее дочерей подрывают китайскую мораль. «А твоя мама может сделать тебя сексуальной богиней Китая, а? — визжала женщина. — Может твоя мама сделать так, чтобы миллионы зрителей тебя любили? Ган-мама может! Я лучший агент в Китае, говорю вам! Я не просто сделаю свою дочь мировой Леди Гагой, я сделаю ее мировой Мэрилин Монро!»

У Лэй Бинся часто спрашивают, не противно ли ей «сутенерить» собственных дочерей, на что та отвечает одно и то же: «Конечно нет! Это их карьера, и как мать я должна их поддерживать. То, что они делают, хорошо для страны, хорошо для нашего народа, хорошо для семьи и общества». И не упускает возможности напомнить: то, чем занимаются ее дочери, не противозаконно, не пошло, а наоборот — чисто и почти священно. «Я так воспитываю своих детей: идите вперед, если считаете, что все делаете правильно. Не делайте этого, если это неправильно. Не нарушайте закон. Не нападайте и не раньте. И это нормально, если ранили нас». Лэй Бинся говорит: это наша жизнь, мы считаем, что поступаем правильно, а остальные пусть думают что хотят.

Младшей Ган, Маомао, осенью будет двадцать пять, и она новичок в шоу-бизнесе. В отличие от сестры, она охотно разговаривает, у нее приятный мягкий голос и, по ее словам, мужской характер, который Маомао пытается обуздать. Фея переводит это как «слишком откровенный» характер, объясняя: «В нашей культуре считается некрасивым жить “безмерно” — надо терпеть, контролировать себя, держать в руках. И Маомао хочет быть лучше, потому что пока она слишком прямолинейная».

Младшая Ган всегда помогала маме и сестре, ездила с ними по стране, была все время под рукой и вообще старалась услужить и быть полезной в семейном бизнесе. Из-за роста популярности старшая сестра перестала справляться с объемом заказов и иногда, когда было совсем тяжело, предлагала Маомао ее подменить. Та была только рада, но относилась к этому как к помощи, не более. Потом от нее ушел парень, с которым она встречалась два года. «Когда он сказал, что бросает меня, потому что собирается путешествовать, я подумала, что это шутка», — вспоминает девушка. И решила, что надо больше сниматься полуобнаженной, чтобы он это заметил, вернулся, отругал и запретил впредь заниматься непотребством. Ничего не получилось: молодой человек не вернулся, не позвонил, не написал. И если несколько лет назад девушка старалась преуспеть, чтобы бывший понял, что совершил главную ошибку в своей жизни, то теперь только улыбается: больше она его не ждет и хочет стать еще более популярной. Сестры все чаще работают по отдельности, и Маомао уверена, что справится сама, она ничего не боится, ей только в кайф. На вопрос, будет ли она снимать такое же видео, как сестра, семейство рассмеялось.

Когда речь заходит о цене известности в Китае, Ган Лулу наконец отвлекается от телефонов и жалуется, что жизни-то личной никакой и нет. С одной стороны, она может реализовать себя как артист и творческая личность, с другой — одна лишь работа, работа, работа. «Как певице, артистке мне обязательно надо, чтобы меня знали. Но если ты все время работаешь, а тебя все равно никто не знает, это не значит, что ты плохой артист и ничего не добился». И да, признает Ган Лулу, конечно же, не все ее любят, есть и те, кто строит против нее козни, но с этим надо просто смириться. Ну и следовать правилам, чтобы было комфортнее. Например, никогда не выходить из дома ненакрашенной. Оказывается, и солнечные очки нужны вовсе не для того, чтобы ее не узнали, а чтобы не видели без макияжа: а то ведь узнают в аэропортах, фотографируют некрасивую и выкладывают в интернет. Других правил, видимо, нет.

Бойфрендов у сестер сейчас нет, но они вроде бы и не расстраиваются. Времени-то на это в любом случае нет, а найти человека, который подстроился бы под такой напряженный график, очень сложно — значит, просто судьба такая:

— Любовь — это судьба, — вторят они друг другу. — Если она дает тебе шанс работать, надо работать. Если судьба будет кого-то полюбить, тогда и полюбишь. И не каждый мужчина сможет жить с успешной женщиной.

Переводчица Фея, слушавшая их до этого без особого интереса, вдруг начинает кивать:

— Это не только их проблема: в Китае много женщин, которые хотят профессионально реализоваться и поднимаются выше мужчин, а в Китае все должно быть наоборот.

Женщины, кажется, наконец нашли общий язык.

Только в конце интервью у меня не осталось сомнений, что невзрачная девушка в мятой желтой рубашке и правда главный китайский секс-символ Ган Лулу. Когда я сказал, что больше вопросов нет, Лулу наконец перестала капризничать и спросила Фею, умею ли я пользоваться WeChat. Нет, ответила Фея. Порносемья взорвалась воплями:

— Аоаоа-а-а!

— Ы-ыало-о!

Как это так? А зачем ему вообще телефон? Завязалась устрашающе активная беседа на китайском. Ган Лулу вырвала у меня телефон и на смеси жестов и плохого английского попыталась узнать, как у меня включается вай-фай. Каким-то образом она умудрилась скачать и установить на мой русифицированный телефон WeChat, пока сестра и мама радостно обменивались контактами в чате с Феей.

— Понимать здесь нечего — посылаешь фотографии, и всего делов! — радостно вопит мама. — Вэй-синь! Китай идет на ура!

— Это на русском вообще установить можно? — спрашивает у мамы Ган Лулу.

— Главное, чтобы был вай-фай!

Модель завела мне аккаунт, добавила себя, свою маму и сестру и при помощи Феи объяснила основные принципы работы сервиса, из которого не вылезает эта троица. Можно писать друг другу эсэмэски, присылать аудиосообщения и фотографии, а также вести блог и рассказывать все о своей жизни. Семья пишет в блог каждый день по несколько раз: регулярно выкладывают снимки со всех мероприятий, где работают, публикуют фото своей еды и путешествий и, самое главное, делают запредельное количество селфи со всеми, кто окажется рядом.

Несчастный официант, дремавший за барной стойкой, очнулся от резкого окрика. Ему вручили телефоны и попросили сделать групповые фотографии. Семейка Ган вскочила с дивана и, подхватив меня и Фею под руки, повела в центр зала к декоративной ширме. Официант щелкает всех на один из телефонов Ган Лулу, та снимает на два других своих телефона, мама и сестры на свои. Показываем языки! Показываем большой палец! Улыбаемся! Корчим рожицу! Все сразу же! В центре всего это безудержного карнавала стоит несчастная Фея, а у меня разрывается телефон от приходящих фотографий, которые мы только что сделали. Потом стали поступать пачки фото самих моделей в стиле ню и милые карточки Лэй Бинся — дома в панаме. Ган Маомао выхватывает у меня телефон и сохраняет картинку за картинкой, потом мобильный берет Ган Лулу и ставит лайки на свои посты, затем Ган-мама делает видеозвонок и восторженно орет в экран.

— Вы были на Великой китайской стене?! Я никогда там не была! Приезжаете еще в Китай! И учите наш язык!

— Я тебя люблю, — внезапно произносит по-русски Ган Маомао, продолжая присылать свои обнаженные фото. Мама и сестра громко смеются. Официант, кажется, готов кого-нибудь прирезать. Фея, видимо, тоже.

***

В современном Китае есть важное понятие, доминанта общественной жизни, главное, что занимает «поднебесных» людей, — Фэнь Доу, 奋斗. О нем знают все. Знают проститутки у дорогих гостиниц, предлагающие массаж, знают офисные работники на велосипедах, знают обезумевшие без клиентуры водители моторикш и таксисты, не желающие возить по счетчику, знают пенсионерки, отрабатывающие ушу у храма Неба, и провинциальные крестьяне-туристы, почесывающие животы у мавзолея Мао Цзэдуна. И больше всех о Фэнь Доу знает отдельно взятая китайская порносемья Ган Лулу, Ган Маомао и Лэй Бинся.

Если спросить, в чем заключается их Фэнь Доу, они ответят почти одно и то же. Стать еще популярнее, даже если кажется, что дальше уже некуда. Выйти за пределы страны, прославиться во всем мире, чтобы их звали работать не только в КНР. Может быть, говорит Ган Лулу, ее когда-нибудь пригласят в Россию, в Москву? Маомао хочет научиться держать себя в руках, а мама — чтобы дочери были финансово независимы. Но суть одна: сначала работа, потом все остальное.

Парадоксальным образом это абсолютно традиционная семья, питающая самое что ни на есть искреннее уважение к семейным ценностям. Китаец смотрит на мир так: от большого к малому. Говоря о сегодняшнем дне, называет год, месяц, день. Понедельник — первый день, среда — третий, воскресенье — день солнца. Китай — центр мира, Пекин — центр Китая, площадь Тяньаньмэнь — центр Пекина. Сначала фамилия, имя семьи, потом свое, персональное, имя. Мама — центр семьи, ее слово — закон, здесь даже шутят: «Если в реке будут тонуть мама и жена, кого ты спасешь?» Ответ очевиден: разумеется, маму!

Под самый конец буйной фотосессии, когда даже Лэй Бинся стало очевидно, что пора покинуть кафе, которое должно было закрыться несколько часов назад, повеселевшая Ган Лулу с комичной важностью говорит по-английски:

— My name is Gan Lulu, — потом, показывая на сестру: — Gan Maomao, — и, посмотрев на мать: — Gan Mother! !

Егор Мостовщиков



Источник: http://expert.ru/russian_reporter/2014/15/devushka-pod-dushem/
Категория: Общество | Добавил: miao8 (30.08.2014)
Просмотров: 669 | Теги: китайские знаменитости | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: