Приветствую Вас Гость | RSS

Переводчик китайского в Ухань

Пятница, 22.02.2019, 13:30
Главная » Статьи » Политика и экономика Китая

Угроза "китайской угрозы"
Угроза "китайской угрозы"
 
Ни для кого не секрет, что внешняя политика государства является продолжением его внутренней политики. Угрозы и проблемы, которые одна страна представляет для других стран, как правило, тоже обусловлены внутренней ситуацией и долгосрочными задачами внутри страны. Для того, чтобы понять, как и чем может угрожать Китай миру и России, следует посмотреть на основные направления развития Китая.
 
Одна из отличительных черт политики Китая заключается в том, что острие внимания страны нацелено на внутреннее развитие. Конечно, Китай всё более активно заявляет о себе на международной арене, но одной из главных задач для Китая на протяжении как минимум последних 30 лет является поддержание внутреннего стабильного развития. Китайское правительство реализует эту задачу путём сохранения высоких темпов экономического развития при поддержании социальной стабильности .
 
В 2012 году к руководству КНР пришло "пятое" поколение китайских лидеров, которое поставило перед страной амбициозные задачи по удвоению к 2020 году ВВП и доходов городского и сельского населения по сравнению с 2010 годом.Вырвавшись из нищеты, выведя из неё сотни миллионов человек, Китай запланировал создать общество "сяокан" / "общество среднего достатка"/. Тут стране есть куда расти: даже превратившись во вторую экономику мира, по доходу на душу населения Китай занимает примерно 90-е место в мире. В конце 2011 года в Китае была пересмотрена норма минимального годового дохода у сельских жителей страны, планка минимального дохода поднялась с 1274 юаней /202 долл США/ до 2300 юаней /365 долл/. После ревизии показателя бедности количество бедных людей в Китае увеличилось с 26 млн до 128 млн человек.Выявление огромного числа бедняков является огромной проблемой для самой населённой страны в мире и требует от центрального правительства новых активных мер, налоговых льгот и субсидий.
 
Каким образом страна может реализовать задачу по поддержанию высоких темпов экономического роста? Теми же путями, что и раньше: при помощи поддержания на высоком уровне экспорта китайских товаров и укрепления базы внутреннего потребления при сохранении социальной стабильности. Ввиду вялого спроса на китайские товары в Европе и США, Китай уделяет последней задачи повышенное внимание. На сегодняшний день КНР демонстрирует самые низкие показатели внутреннего потребления из всех крупных экономик, развитых или развивающихся. В 2012 году среднее частное потребление в процентах ВВП упало в Китае до 37 проц, что намного ниже, чем показатели Индии, Индонезии или Германии /57 проц/, Японии /60 проц/ и даже Южной Кореи /53 проц/. В ближайшее десятилетие китайское правительство намерено превратить около 800 млн китайских трудящихся /в том числе, 250 млн рабочих-мигрантов/ в полноценных потребителей.
 
Третья задача, которая стоит перед Китаем — обеспечение себя ресурсами, необходимыми для поддержания экономического роста; главными из этих ресурсов являются нефть и газ. Поддержание импорта ресурсов на должном уровне и его расширение происходит путём разведки новых месторождений, освоения новых рынков /особенно в Африке/ и диверсификации существующих путей импорта углеводородов и другого сырья /в частности, при помощи создания т.н. "жемчужной нити" портов в Индийском океане, скорое открытие трубопровода из Мьянмы и т.д./. Кроме того, Китай активно занимается приобретением акций других компаний и поглощением. В феврале 2013 года стало известно, что Китайской национальной офшорной нефтегазовой корпорации /КНОНК/ удалось поглотить канадскую нефтяную компанию "Нексен" /Nexen/ и получить таким образом доступ к нефтегазовым активам, расположенным в Северном море, Мексиканском заливе, у берегов Западной Африки, а также на Ближнем Востоке. За эту сделку КНОНК заплатила 15,1 млрд долл.
 
Ещё одна задача заключается в поддержании социальной стабильности и безопасности внутри страны, особенно в потенциально "нестабильных" точках /Синцзян-Уйгурский автономный район, Тибет/. Хотя самосожжения тибетцев, число которых с 2011 года уже перевалило за 100, являются очень брутальным по своему воздействию на зрителей, но опасность, которую представляет для региона СУАР мусульманский фундаментализм, и, в частности, "Исламское движения Восточного Туркестана", существенно выше. Однако, ситуация в обоих регионах, по большому счёту, не угрожает стабильности развития КНР. Тем более, что для предупреждения нарастания напряжённости Китай умело задействует целый комплекс финансовых, силовых, идеологических и правовых мер.
 
«Китайская угроза» vs угроза Китаю
Когда речь идёт о "китайской угрозе" миру, то, в первую очередь, указывается на рост вооруженных сил КНР — Народно-Освободительной армии Китая /НОАК/. Рост и модернизация НОАК заставляет нервничать не только США, но и азиатских соседей Китая, особенно Индию, Японию, Вьетнам и Филиппины. Оборонный бюджет Китая в 2012 году увеличился на 11,2 процента и составил 670,274 млрд юаней /106,4 млрд долларов/. Военные расходы Китая в основном используются для поддержания НОАК, которая является крупнейшей военной силой в мире и насчитывает 2,3 млн военнослужащих. Несмотря на то, что оборонный бюджет КНР кажется значительным, с учётом таких факторов, как 1,3-миллиардное население, огромная территория, большая протяженность береговой линии, а также сам размер НОАК, оборонные расходы Китая скорее кажутся низкими. В 2011 году военные расходы Китая составили лишь 1,28 процента ВВП страны - подобный показатель в США и Великобритании превысил 2 процента.
 
Правда, многие западные эксперты полагают на то, что фактические расходы могут быть значительно выше, поскольку в схему оборонного бюджета 2012 года не были включены расходы на специальные проекты, к которым относится, например, ввод в эксплуатацию первого китайского авианосца "Ляонин" и истребителя пятого поколения J-20 /"Цзянь-20"/". Тем не менее, Китай всегда подчёркивал, что даже несмотря на увеличение военного бюджета, он неизменно продолжает следовать по пути мирного развития и осуществлять военную политику оборонительного характера.
 
Как постоянно указывают китайские аналитики, Пекин модернизирует НОАК прежде всего для того, чтобы более эффективно справляться с ситуацией возвращения Вашингтона в Азиатско-Тихоокеанский регион и другими региональными вызовами.Наибольшая военная угроза Китаю на сегодняшний день исходит именно от ВМФ США, поскольку основные геостратегические проблемы Китая, в отличие от, например, проблем США, связаны с его экономическими интересами. Китай находится в достаточно сильной зависимости от морских путей, по которым он доставляет сырьё и отправляет готовую продукцию, а потому блокада США основных торговых путей /или значительное изменение ситуации, например, в Малаккском проливе, через который в Китай доставляется до 80 проц углеводородов/ в состоянии дестабилизировать ситуацию в КНР. Китай понимает это, а потому активно подтягивает свои военно-морские силы до того уровня, на котором они уже смогут серьёзно конкурировать с ВМФ США. Для этого, со стратегической точки зрения, Китай должен обладать не только мощным военно-морским флотом, способным защитить его коммерческий флот, но и иметь современные ракетные силы достаточной дальности, а также системы космического наблюдения и подводные лодки.
 
Китай считает, что стратегическое возвращение США в Азиатско-Тихоокеанский регион /АТР/ отчасти стало причиной активизации территориальных споров между Китаем и его соседями. С китайской точки, зрения США пытаются создать противовес росту регионального влияния Китая, предпринимая активные шаги в Азиатско-Тихоокеанском направлении. Западные аналитики тут придерживаются противоположной точки зрения: по их мнению, именно амбиции, связанные с "подъёмом Китая", растущая "напористость" китайских военных, стремление обеспечить свои потребности в ресурсах являются теми основными причинами, которые привели к обострению территориальных споров с Японией, Филиппинами и Вьетнамом. Как бы там ни было, но ясно, что долгосрочная цель Китая состоит в том, чтобы вытеснить США из АТР и стать доминирующей сило в этом регионе. При этом, КНР старательно избегает прямой конфронтации и, скорее, использует метод "длительной осады" и коммерческого освоения спорных территорий.
 
Дураки, дороги и Китай?
 
Как известно, китайско-российские отношения исторически складывались очень непросто. После Второй мировой войны отношения колебались от довольно хороших, до откровенно враждебных — свидетельством этому являются события 1969 года, когда российские и китайские войска столкнулись на пограничной реке Уссури в районе острова Даманский. Китай относился к СССР как к основному препятствию на пути осуществления своих целей, однако, распад СССР в корне изменил ситуацию.Стратегическое ослабление России пошло на пользу Китаю, обеспечив ему "тыл" и позволив сосредоточиться на расширении зоны своего влияния на юг. В настоящее время российско-китайские отношения находятся на, пожалуй, самом лучшем уровне за всё время их существования.
 
В России под "китайской угрозой" обычно понимается китайская демографическая экспансия, то есть, проникновение легальных и нелегальных эмигрантов из Китая на просторные и скудно заселённые территории Сибири и Дальнего Востока. С учётом стоящих перед Китаем стратегических задач, которые, прежде всего, направлены на решение внутренних проблем страны, а также сегодняшней ситуации с присутствием китайских мигрантов на российской территории, эта угроза представляется сильно преувеличенной. Согласно данным Института Дальнего Востока РАН, китайское население Дальнего Востока оценивается "максимум в 100 тысяч человек". Между тем, по оценкам некоторых российских экспертов, в России в настоящее время в общей сложности имеется примерно 10-12 миллионов трудовых мигрантов. Понятно, что на фоне этой цифры число прибывших и осевших в России китайцев не слишком впечатляет.
 
Возможно ли, что Китай будет осуществлять демографическую экспансию в будущем? Китай не имеет планов проникновения на российскую территорию, у него самого имеются огромные незаселённые территории, которые ему нужно осваивать. Для того, чтобы китайские граждане массово хлынули на территорию России, необходимо, чтобы в Китае сложились такие условия, при которых населению резко перестало хватать места для жизни и работы и оно начало «выплёскиваться» за пределы страны, а также чтобы закрылись те маршруты миграции, куда стремится большинство китайцев: Америка, Канада, Австралия.
 
Китайская статистика свидетельствует, что темпы роста населения КНР уже резко замедлились. В связи с проводимой в КНР политикой "одна семья — один ребёнок" и глубокой трансформацией социально-экономической структуры страны, в период между 2001 и 2010 годами темпы прироста населения КНР упали до 0,57 проц в год. С учётом того, что задача обеспечения китайского населения работой является абсолютно приоритетной для китайского правительства, трудно представить, что в Россию хлынут миллионы китайцев, стремящихся жить в неблагоприятной для них по культуре, погоде и языку стране. В самом деле, основная угроза для Дальнего Востока и Сибири кроется не в китайцах, а в недостаточном внимании, которое правительство России уделяет развитию этих регионов.
 
Тем не менее, не следует упускать из вида некоторые демографические особенности развития КНР. По результатам Шестой всеобщей переписи населения, прошедшей в КНР в 2010 году, доля мужского населения Китая в 2010 году составила 51,27 проц от общего числа жителей, а женщин - 48,73 проц. Столь значительное превышение числа мужчин над женщинами сложилось в результате существующей в Китае практики селективных абортов по гендерному признаку. Если эта тенденция сохранится, то, по прогнозам китайских демографов, уже к 2020 году в материковой части Китая будет насчитываться примерно на 24 млн больше мужчин, достигших брачного возраста, чем женщин в этой же возрастной категории. Можно предположить, что холостые китайские мужчины будут пытаться создать семьи с женщинами из соседних стран, в том числе, из России.
 
Маловероятным представляется и то, что в обозримом будущем Китай может пойти на попытки установления прямого контроля над полезными ископаемыми Сибири и Дальнего Востока, поскольку Россия сама заинтересована в диверсификации своих энергетических продаж. В 2012 году среднесуточный экспорт нефти Россией составляет около 5,3 млн барр, при этом основной экспорт приходится на Европу. Тем не менее, в связи с экономической стагнацией спрос на нефть в Европе продолжает снижаться, за последние 5 лет зафиксировано падение спроса на 1,4 млн барр в сутки /из которых 800 тысяч приходится на экспортируемую из России нефть/. Сохранение тенденции сокращения спроса на нефть со стороны Европы, которая ранее приобретала примерно 80 проц экспортируемой Россией нефти, заставляет нашу страну осваивать новые рынки, особенно азиатские. В середине 2000-х годов на Азию приходилось лишь около 4 проц российского экспорта энергоресурсов, сегодня эта цифра возросла уже до 17 проц. По уже существующим каналам продаж /трубопровод, морские перевозки, железная дорога/ Россия в состоянии отправлять в азиатском направлении половину своего экспортного объёма, но пока не ясно, готовы к этому российские нефтегазовые корпорации, которые привыкли к европейскому рынку. Азиатские рынки, со своей стороны, традиционно связаны с другими поставщиками, в частности, со странами Ближнего Востока и Африки, в отношениях с которыми они также чувствуют себя более комфортно. Тем не менее, эта цепочка поставок открывает новые возможности для стран Азии и России, сводя вместе спрос и предложение.
 
Правда, переговоры между Россией и Китаем идут "с большим скрипом" из-за того, что стороны никак не могут договориться по цене. Однако уже сейчас Россия является третьим по величине поставщиком нефти в КНР, уступая только Саудовской Аравии и Анголе. В структуре поставляемых Россией в Китай товаров доминируют энергоносители /нефть, газ, электроэнергия/. Китай, со своей стороны, активно продаёт России машинное оборудование, бытовую электротехнику, автомобили /в совокупности примерно 43 проц/ и товары народного потребления /более 40 проц/. По предварительным оценкам, российско-китайский товарооборот в 2012 году подберётся к 90 млрд долл США. Что касается инвестиций в российские проекты, то представители китайского бизнеса сохраняют здесь осторожность, предпочитая те страны, нормы и правила которых им знакомы, то есть США, Канаду, Европу.
 
Столкновение интересов в Средней Азии
 
Вообще, если говорить о "точке" столкновения интересов Китая и России, то этой точкой является Средняя Азия. Россия настороженно относится к быстро расширяющемуся китайскому присутствию в Средней Азии, растущее экономическое проникновение КНР туда является болезненной темой в отношениях обеих стран. В частности, Россию беспокоит то, что Китаю удалось сместить фокус внимания работы Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/, в которую входят Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Китай и Узбекистан. Созданная в 2001 году, первоначально ШОС занималась многосторонними вопросами безопасности региона, часть из которых была связана с распадом СССР. Россия хотела, чтобы ШОС стала чем-то наподобие НАТО с точки зрения организации, влияния и возможностей. Однако, не преуспев в этом, наша страна переключила своё внимание на укрепление других союзов, и, прежде всего, Организации Договора о коллективной безопасности. Китай же последовательно демонстрировал желание превратить ШОС в организацию, прежде всего, экономического сотрудничества. В 2009 году после того, как Москва отвергла предложение Пекина по включению в ШОС экономической составляющей, он заключил с членами ШОС несколько двусторонних соглашений о кредитовании, объём которых исчислялся миллиардами долларов США. На 12-м саммите ШОС, который прошёл в Пекине летом 2012 года, Пекин предложил создание банковской системы для выдачи кредитов в рамках организации и тем самым вызвал недовольство российской стороны. Участвуя в ШОС, Китай стремился обезопасить свои сухопутные границы, в частности, границу между Средней Азией и регионом СУАР и ослабить зависимость от морских перевозок. Однако, осуществляя инвестиции в Среднюю Азию, Китай посягает на сферу влияния России.
 
Показательной для китайско-среднеазиатского сотрудничества является ситуация в Казахстане, с которым Китай имеет 1520 километров общей границы. В настоящее время в Казахстане существует более 100 совместных предприятий с китайскими инвестициями. Текущие проекты между двумя странами включают развитие зоны свободной торговли, а также ряд автомобильных и железнодорожных проектов. Китай готовится к созданию нового железнодорожного "Шёлкового пути",который протянется через Среднюю Азию в Европу, и будет также дополнен автомобильной магистралью. После завершения и ввода в эксплуатацию железной дороги Цзинхэ-Инин-Хоргос /Коргас/ расстояние между китайскими и среднеазиатскими железнодорожными станциями уменьшится на 550 километров, а время, затрачиваемое на доставку товаров из коммерческих центров на побережье Китая в Европу, сократится с текущих 45 дней /при доставке морем/ до 10-11 дней при перевозке по Евразийскому континентальному мосту.
 
Китай активно инвестирует и в Таджикистан: за последние годы Душанбе получил от Пекина кредитов почти на 1 млрд долларов. Только на строительство новых и модернизацию существующих дорог Китай выделил Таджикистану 250 млн долл. В начале 2011 года была демаркирована китайско-таджикская граница; процесс демаркации общей государственной границы между Китаем и Киргизией завершился ещё в 2009 году.
 
КНР наращивает объемы получаемого газа из Туркменистана, которому Китай предоставил несколько целевых льготных кредитов для ускоренной промышленной разработки крупнейшего газового месторождения Южный Иолотань-Осман. С выходом на проектную мощность общего газопровода, объем ежегодных поставок природного газа из Туркмении в Китай может составить 40 миллиардов кубометров. В апреле 2011 года Ташкент и Пекин в рамках государственного визита президента Узбекистана Ислама Каримова в КНР подписали соглашение о строительстве третьей нити газопровода "Узбекистан-Китай", пропускная способность которой составит 25 млрд кубометров газа в год, а с учетом действующей первой и второй очередей этой газовой магистрали Китай может с начала 2014 года довести ежегодный общий объем экспорта туркменского и узбекского газа до 65 млрд кубометров.
 
Как полагают аналитики американского аналитического агентства "Стратфор", Россия, которая надеялась "закрепить в зоне своего влияния Казахстан, Киргизию, Таджикистан, вернуть свои позиции в Узбекистане, все больше проигрывает Китаю, который считает этот регион своей естественной зоной контроля". Однако, полностью реализовать своё влияние в регионе Средней Азии Китаю мешает не только противодействие России, но и настороженность со стороны стран Средней Азии, которые опасаются угодить под прямой протекторат Пекина.
 
Китайский национализм. "Китай — для "хуася""
 
Потенциально опасным для России является рост китайского национализма. События 2012 года, когда антияпонские протесты потрясли десятки китайских городов, показали, что китайский национализм обладает мощным потенциалом роста и может вырваться из-под контроля Коммунистической партии Китая, монополизировавшей право на национализм. При этом, китайский национализм существенно отличается от европейского. Как указывают западные аналитики, европейский национализм развивался как относительно естественное выражение привязанности граждан к национальному государству, основанному на общем этническом и языковом наследии. В древнем Китае, несмотря на тысячи лет консолидированного династического правления, понятие "быть китайцем" не было привязано к идее страны как единой согласованной этнической единицы. Скорее, это понятие было связано с социальной концепцией "китайской цивилизации" /или "хуася", как её обычно называют/. Легитимность династии - были ли её представители этническими ханьцами, монголами или маньчжурами — измерялась её приверженностью принципам и практике "хуася". На протяжении большей части китайской истории, национальная принадлежность принимала форму принадлежности к политической или нравственной структуре определённого царства или династии, а не форму узкой этнической идентичности.
 
Возрождение националистических и патриотических настроений в связи с "подъёмом Китая" привёли к появлению у китайской общественности чувства, что к Китаю возвращается его мировая слава. Историческая память об унижениях, нанесённых Китаю со стороны западных стран и Японии, стала использоваться для того, чтобы подпитывать общественный гнев относительно многочисленных попыток Запада "помешать росту Китая". Западные эксперты полагают, что националистические настроения и тема антагонизма с Западом позднее были подхвачены самой партией, которая стремилась восстановить доверие общественности, называя себя главным средством военного и политического подъёма в стране. Использование националистических идей помогло заполнить идеологический вакуум, возникший в конце 1980-х годов и дало партии новое чувство фокуса и стабильности. Пока КПК в состоянии контролировать и направлять националистические силы и всплески, однако нельзя быть уверенным, что "шестое поколение" китайских лидеров, которое придёт к власти в 2022/2023, не приведёт во власть представителей националистических сил, которые могут вывести националистические лозунги на уровень государственной политики.
 
Кроме этого, можно указать на ту опасность, которую представляет для России китайская разведывательная деятельность и даже само сотрудничество с китайскими предприятиями. Китайская разведка на сегодня является одной из наиболее активных разведок мира. В России она, прежде всего, занимается промышленным шпионажем: в первую очередь, китайские разведчики интересуются военными технологиями и ноу-хау, имеющимися у России. Шпионские скандалы, связанные с Китаем, вспыхивают в России каждый год. Многие западные эксперты указывают на потенциальную шпионскую составляющую деятельности таких крупнейших китайских компаний в сфере телекоммуникаций, как, например, "Хуавэй" /Huawei/. В 2012 году Конгресс США призвал американские компании не заключать сделки с двумя крупнейшими китайскими производителями телекоммуникационного оборудования и программного обеспечения "Хуавэй" и "ZTE", имеющих "тесные связи с НОАК", поскольку продукты этих компаний могут угрожать "национальной безопасности" США. Кроме США, ограничения на деятельность компании "Хуавэй" существуют также в Великобритании, Индии и некоторых других странах.
 
Китай не является для России неизбежной или активной угрозой. Китай, как и прежде, сосредоточен на решении внутренних проблем и поддержании стабильности экономического и социального развития: на поддержании экспортных объёмов, расширении рынка внутреннего потребления, построении "среднезажиточного" общества и т.д. Основные геостратегические проблемы Китая связаны с его экономическими интересами. Острие внешней политики КНР направлено на юг, стратегической целью является уменьшение влияния США на Азиатско-Тихоокеанский регион, решение других региональных проблем. Общее сложное отношение КНР и России к США даёт обеим странам основу для совместных действий и позволяет координировать их. В настоящее время между обеими странами существует много возможностей для расширения взаимного экономического сотрудничества. В особенности, это касается сотрудничества в энергетической области,поскольку Россия пытается уменьшить свою уязвимость, связанную с зависимостью от европейского рынка энергоресурсов. Тем не менее, интересы стран сталкиваются прежде всего в Средней Азии, а рост китайского национализма делает в отдалённой перспективе относительно возможным пересмотр внешнеполитических приоритетов страны. Рост НОАК вместе с увеличением "напористости" китайских военных, напротив, пока не представляет серьёзной угрозы для России. Также преувеличена угроза китайской демографической экспансии на территорию нашей страны. Актуальной опасностью для России остаётся деятельность китайской разведки и некоторых предприятий. Говоря в общем, угроза, которую Китай представляет для России, скорее может быть обозначена как "угроза "китайской угрозы"".


Источник: http://ratri.livejournal.com/702854.html
Категория: Политика и экономика Китая | Добавил: miao8 (30.08.2014)
Просмотров: 2320 | Комментарии: 1 | Теги: Китай и Россия, китайская политика, отношения Китая и России, китайская угроза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: